Главная > авторы книг > Сомнительное самоубийство. Смерть Сергея Есенина

Сомнительное самоубийство. Смерть Сергея Есенина

Трудно ответить на вопрос, знал ли кто-нибудь, кроме Сергея Есенина, что происходило в пятом номере гостиницы «Англетер» в ночь с 27 на 28 декабря 1925 года. Событие, взволновавшее весь литературный мир тогдашней России, так и остается одним из самых загадочных.

Убийство или самоубийство поэта всегда влечет за собой бесконечный шлейф загадок, сплетен и кривотолков. И даже отбрасывая игру воображения и руководствуясь лишь фактами, невозможно пролить свет на событие далекой зимы двадцать пятого года.

Под пристальным вниманием факты выглядят не слишком убедительно, поведение тех, кто тогда окружал Есенина, кажется очень странным, так же как и поведение самого поэта. В связи с этим его добровольная смерть вызывает большие сомнения.

Впрочем, утверждать в этой ситуации что-то конкретное нельзя, поскольку если и сохранились улики, противоречащие основной версии, то они не настолько убедительны, чтобы можно было безошибочно сделать вывод об убийстве Есенина. И все-таки, если суммировать все противоречивые факты, то причин для сомнений в самоубийстве поэта накапливается немало.
Утром 28 декабря Вольф Эрлих и Елизавета Устинова, соседи Есенина по гостинице и его давние знакомые, решили нанести визит поэту. На их стук Есенин дверь не открыл. Заподозрив неладное, поскольку ключ торчал в дверях изнутри, они вызвали управляющего гостиницей Назарова, который с трудом открыл дверь запасным ключом.

Труп Есенина находился около трубы парового отопления, к которой была привязана удавка. Есенин был повернут лицом к трубе, внешность его была обезображенной: лоб сильно обожжен и продавлен, один глаз навыкате, другой — вытек, обожжена переносица, правая рука сильно порезана.

Труп в нижнем белье и брюках, без пиджака и ботинок положили на дровни, прикрыли простыней и увезли в Обуховскую больницу. Комнату опечатали. Осмотр тела производил судмедэксперт Гиляровский, констатировавший, что на лбу покойного обнаружена вдавленная борозда над переносицей длиной в четыре сантиметра и шириной в полтора, на руках обнаружены резаные раны, одна из которых, длиною четыре сантиметра, в области сухожилия правой руки. Предполагается, что все эти раны могли быть нанесены самим покойным.

Сразу возникает вопрос: мог ли Есенин повеситься на раскаленной батарее, способной до такой степени обезобразить его лицо? Но на этот счет имеется точное доказательство. Дело в том, что в течение дня батареи топились очень слабо. Когда Эрлих заходил в гости к приятелю, Есенин сидел в шубе — было очень холодно. Ночью же отопление заработало на полную мощность, но, вероятно, уже после того, как случилось несчастье.

Если верить Эрлиху, то свое последнее стихотворение «До свиданья, друг мой, до свиданья…» Есенин посвятил именно ему, и мало того, поскольку в гостинице не нашлось чернил, стихотворение это было написано кровью. Причем Эрлих сказал, что не стал его читать сразу и даже, совсем забыл о нем, вспомнив, только после, когда случилась трагедия. Неужели во всей гостинице не оказалось ни капли чернил? А как же тогда регистрировали постояльцев? Если Есенин боялся выходить из номера, предчувствуя смерть, то уж послать кого-нибудь в лавку за пузырьком чернил он мог наверняка. Кроме того, запомнить два придуманных четверостишия для Есенина не составило бы никакого труда. Трудно поверить и в то, что, получив стихи, написанные лично знаменитым поэтом, Эрлих не стал их читать.

В 6 часов вечера Эрлих был у Есенина, поскольку забыл у него портфель, затем покинул гостиницу и поехал на вечеринку к М. Фроману. Похоже, что возвращаться оттуда в этот вечер он не собирался. Эрлих просидел в гостях до двух часов ночи, пока все не разошлись, а потом остался у Фромана ночевать. Таким образом, он обеспечил себе алиби. Художник Сворогин, рисовавший в то утро мертвого Есенина, так отозвался о действиях Эрлиха:
«Мне кажется, этот Эрлих что-то ему подсыпал на ночь, ну, может быть, и не яд, но сильное снотворное. Не зря же он «забыл» свой портфель в номере Есенина… И домой он «спать» не ходил — с запиской Есенина в кармане».

Предполагают, что Эрлих и носил с собой стихотворение, чтобы потом подложить его в номер. Да видно не успел, — номер опечатали. По поводу стихотворения говорят разное, кто-то считает, что оно не принадлежит поэту и написано не им, что это ловкая подделка под стиль и почерк автора, поэтому и была порезана рука, чтобы было понятно, откуда взята кровь. Кто-то думает, что стихотворение могли Есенину заказать, как реквием Моцарту.

Приезжал ли Есенин в «Англетер»?
Есть достаточно серьезная версия, что в гостиницу Есенин не приезжал вовсе. Оказывается, в то время пятый номер гостиницы был абсолютно непригоден для жилья. Уже несколько лет он не использовался, поскольку раньше там находилась небольшая аптека. После ее закрытия помещение вновь решили оборудовать под гостиничный номер, но ремонт к 27 декабря сделать не успели, там даже не было ванны. Едва ли Есенин согласился бы жить в подобных условиях.

Отсюда следует, что его арестовали прямо на вокзале. Вероятно, допрашивали и пытали, а затем убили. Потом, во что-то завернув тело, перевезли в гостиницу, которая в то время была пристанищем чекистов. В ГПУ служило большинство обслуживающего персонала, поэтому пустить слух, что ключ в двери торчал изнутри, ничего не стоило. Только непонятно, зачем убивать Есенина в застенках ГПУ, а затем вести его в гостиницу, прекрасно понимая, что незамеченными такие действия остаться не могли.

Если же все происходило в «Англетере», то едва ли чекисты, получив задание устранить поэта, сделали бы это с такими чудовищными уликами против себя. Да и не проще ли было убрать Есенина где-нибудь в поезде или на улице под предлогом ограбления, наконец, можно было просто отравить.

Кстати, версия ограбления тоже не такая уж примитивная. Вполне вероятно, что Есенина ограбили и убили в гостинице и, чтобы замести следы, повесили труп на батарею. Среди персонала гостиницы могли оказаться пособники преступников.
Можно предположить также, что Есенин сам мог устроить вечеринку у себя в номере, и не исключено, что там могла произойти драка, жертвой которой он стал. Тем более что следов, оставшихся после выпивки, было предостаточно.

Тем не менее, версия убийства поэта, в котором были замешаны Эрлих и Устинова, самая вероятная. Слишком очевидно было их странное поведение 27 и 28 декабря. Кстати, времени с тех пор прошло не так уж много, и при сильном желании скорей всего можно докопаться до истины.

  1. 19 Октябрь 2010 в 11:39 | #1

    Даже, если бы не было этих доказательств насильственной смерти Есенина, все равно трудно поверить, что он умер по собственному желанию таким молодым. Стихи лучшее доказательство этому, в них он вложил душу, душу человека, который наслаждался жизнью и не хотел ранней смерти.

  2. Ilia
    24 Декабрь 2010 в 23:40 | #2

    Откройте на правду глаза

    Ирина Когольницкая

    О, белые храмы, вы чьи корабли?
    В какие нездешние дали
    Легко отрываясь от грешной земли
    Веками незримо взлетали?

    Здесь много молитвой охваченных лиц,
    Мы все перед кем-то повинны…
    Но небо поныне карает убийц
    Поэтов – Сергея… Марины…

    И будет наказан и проклят тот род,
    Свершивших слепое злодейство.
    Вот только поэт никогда не умрет,
    Оставив такое наследство.

    Творятся знаменья горячей рукой
    И клонятся с просьбами спины:
    «О Господи, души навек упокой
    Убитых – Сергея… Марины…

    И я, среди многих, прошу небеса
    В молитве простой и недлинной,
    Добавив: «Откройте на правду глаза
    О смерти — Сергея… Марины…

  1. Пока что нет уведомлений.