Главная > интересные факты > Окончательное доказательство того, что у математики и поэзии есть точки соприкосновения

Окончательное доказательство того, что у математики и поэзии есть точки соприкосновения

Начиная с числа Пи и завершая последовательностью чисел Фибоначчи, воображение поэтов всегда одолевала красота чисел – и математики возвращали им должное в виде математических стихов.

Математика в поэзии

Раз, раз — гость сидит у нас,
Два, два — хозяйка пришла,
Три, три — веселей смотри,
Четыре, четыре — рот раскрой-ка шире,
Пять, пять — подливай опять,
Шесть, шесть — гость не хочет есть,
Семь, семь — он доволен всем,
Восемь, восемь — спеть его попросим,
Девять, девять — дружно посмеемся,
Ну, а десять — все спать разойдемся

Детская песенка-считалка


Наши первые, поступательные движения к поэзии зачастую идут рука об руку с нашим первым проявлением симпатии к числам. Мы учимся считать и мы учимся рифмовать, мы начинаем понимать мир через образы, привлекая числа, которые находятся в определенной последовательности, соединяя тем самым слова друг с другом во всех направлениях. И это — прежде всего мы видим начиная с рассказов об «Алисе» Льюиса Кэррола, включающих в себя 71-у цифру Пи, в каждом двустишье. Несмотря на кажущуюся непримиримость между поэзией и математикой - легкий воздушный стих против изворотливого переворачивания чисел – поэзия и математика всегда шли вместе. От Сутр Сульбы до двоичного ритма ямбического пентаметра существовала близость между математикой и поэзией. Были поэты, которые очень любили математику – такие как Льюис Кэрролл или Омар Хайам. Существовали авторы, которые находились под воздействием очарования и волшебства математики, такие как Эдна Сэнт Винсент Миллэй и Эмили Диккенсон. Современные поэты недавно обрушили сайт фестиваля London Word после того, как на нем была поднята проблема написания Золотого Фиба. Фиб - поэтическая форма (шесть линий, 20 слогов), придуманная Грегори Пинкусом, которая основана на последовательности Фибоначчи. Таким образом слоги в каждой линии употребляются как 1, 1, 2, 3, 5, 8. Оригинальный Фиб Пинкуса подводит итог удачности взаимодействия поэзии и математики. Математика, как и поэзия, не является только вопросом сложения и вычитания, и в итоге быстрого получения правильного ответа. Имеют свою красоту уравнения поэзии и математики, поскольку Фиб Пинкуса дает нам точный и поэтичный стиль. Как выразился Энштейн: "Чистая математика находится в постоянном движении и выражена в поэзии логических идей." И стихотворение и уравнение действительно являются деталями от одного производного. Они берут нас за душу и позволяют нам развиваться. Математика и поэзия не являются истинами, которые ждут, чтобы их обнаружили в конце объемной таблицы, они являются искусственными языками, которые расширяют наши горизонты понимания. Галилей сказал: "Вся философия написана в этой великой книге – я подразумеваю вселенную – которая непрерывно открыта для нашего пристального взгляда, но она не может быть усвоена, если мы не научимся постигать ее в большем объеме, как и ее язык, который способен преобразить сущность всего находящегося вокруг нас. Все это написано на языке математики …", Ньютон, не видел в своей работе ответа на то, что он смог прочесть великую книгу вселенной, при этом описывая себя "как мальчика, играющего на берегу, который откладывает поближе к себе, обнаруженные более гладкие камни или более симпатичные раковины чем обычно, до тех пор пока большой океан истины не выложит все до единой перед ним". "Одухотворенный" портрет Ньютона нарисовал знаменитый поэт и художник Уильям Блэйк, на нем он изображен ученым раскладывающим вселенную на элементы на таком берегу. Но для Нобелевского лауреата, поэта Вислава Сцимборски, бесконечная слава вселенной меркнет в бесконечности числа Пи: "Основа и начало словно хвост мыши, а хвост кометы словно свиной хвостик! На сколько слабый луч звезды преображается увеличиваясь при приближении", по сравнению с числом Пи, "всегда продвигающимся и проталкивающим вперед неповоротливую вечность, чтобы все продолжалось вновь и вновь". Число Пи – в поэзии Сцимборски, а так же число Архимеда – имеют свое предназначение, и оно состоит в том, чтобы заклеймить позором те поверхностные поэтические и математические школы "математической поэзии", которые просто высасывают жизнь из поэзии и из математики. Я ен часто сталкивался с творчеством поэтов из группы OULIPO (Ouvroir de Litt?rature Potentielle - группа писателей и математиков, среди которых: Raymond Queneau, Fran?ois Le Lionnais, Claude Berge, Georges Perec, and Italo Calvino), с их бессмысленной методологией, называемой S+7. Напротив, ухватив сущность числа Пи можно совершить огромный прыжок в воображении. Это не может быть просто написано на листе – Сцимборска говорит нам, это "не заканчивается пределами листа бумаги". И все же число Пи может быть отлично выражено изображением круга на листе. И между простым кругом и бесконечностью числа Пи, мы находим правду о поэзии и математике. И поэтический и математический гений внедрен в основу нашего мироздания, унося наше воображение далеко за край горизонта. Это не выглядит механически. У поэзии и математики есть много тем, для того чтобы сплетаться воедино. И это вовсе не выдумка.
  1. jiger86
    14 Март 2009 в 01:15 | #1

    Лично мне кажется, что связь числа и слова несколько надумана.
    Слово — духовно, числа — конкретика. Поэтому эти понятия должны существовать автономно, не пересекаясь.

  2. Алексей Степанов
    21 Январь 2010 в 19:17 | #2

    Спасибо БОЛЬШОЕ…Мой учитель Галина Анатольевна попросила меня сделать такой докладик…СПАСИБО!!!=))

  1. Пока что нет уведомлений.